Разделы

Журнал 'Автограф'

Просто веселые стихи.

Дата добавления: 2010-02-21

Из сборника «Монашеские песни»

Отроцы благочестивые в пещи келейной
Полны суть закваски фарисейной.

***

На тихом кладбище закончен путь земной.
На тихом кладбище я обрету покой.
На тихом кладбище, где зелень и кусты,
Закончатся и бденья, и посты.
Не долго мучиться пришлось в монастырях,
Спи, сладкий зайка, молодой монах.

***

Уже рассвет, и новый день все ближе,
Я в помыслах своих юродив и унижен.
Не страшно мне. Спокоен я и тверд,
Благочестив, и кроток, и не горд!

Любуюсь я – я многого достиг!
Гряди, и утешайся всяк язык,
Я всем подам от скорби врачевство,
Смиренье называется оно.

Какая сила, лепота и блажь!
Подумал – и заплакал аж.
Ты не толкайся, бабка, у дверей!
Меня зовут послушник Алексей.

Ну что там у тебя? Опять пурга в мозгах?
А ты присядь, забудь ненужный страх,
Я щас тебя, родная, исцелю,
И так сказать, духовно окормлю.

***

Мчится тройка, вьется пыль из-под копыт,
Погляди-ка, кто в колясочке сидит,
В ней сидит-сидит, да важно так глядит,
Молодой да удалой архимандрит.

Он приедет – зазвонят в колокола,
Говорят, что сам он родом из Орла,
Он тремя монастырями управлял,
Нерадивых без пощады выгонял.

Уж как станет он обитель ворошить,
Да порядки свои новые вводить,
Казначея с экономом отстранять,
Все внимательно бумаги проверять.

Ох и страшный, ох и грозный, слышно, он
Как свои пять пальцев знает Типикон.
За уставом станет строго он следить,
Все к началу службы будут приходить.

Как при нем обитель наша расцветет,
Слава громкая по всей Руси пойдет,
Молодой, да удалой архимандрит,
А зовут его игумен Леонид!

***

Я из книг научился смиренью,
Я могу теперь всех поучать.
Опыт старших – их личное дело,
Хорошо, что умею читать.

Все лукавого козни я знаю,
Души братии вижу насквозь.
Все идите ко мне за советом,
Не обижу, утешу, небось.

Почему-то никто не приходит,
И никто не толпится в сенях,
И томится никем не замечен,
Молодой и ученых монах.

***

Катится притворная слеза,
С меня снял мой старец железа,
И поститься шибко запретил,
Чтобы я немного поостыл.

Запретил мне в рубище ходить,
И уединенно, тихо жить,
Чтобы я гордыню не питал,
Самочиния не допускал.

Тяжко мне на братию смотреть,
Всякое общение терпеть,
Я теперь и сплю, и много ем,
И смиренно кланяюсь я всем.

***

Никогда этот пост не закончится,
Так и буду всю жизнь голодать,
И придется меня настоятелю,
На веревке повсюду таскать.

Лучше лягу, умру после службы,
Чтобы горько заплакали все,
Чтобы сладкого каждый из братии,
К изголовию мне принесе.

И последнюю волю покойного,
Пусть друзья без усмешки почтут,
И побольше печенья и пряников,
На могилку ко мне принесут.

Я во сне буду им появляться,
И бранить, и ругать, и корить,
Потому что кутью на поминках,
Позабудут они мне сварить.

Даже если в раю окажусь я,
Все равно не смогу ликовать,
Монастырские рыбу и творог,
Часто буду я там вспоминать.

***

Стоит только помолиться –
Засияет свет в сенях,
Ангел в двери мне стучится
С райской веточкой в руках.

Я привык к благоуханью,
Осиянью, чудесам,
Надо же, всего добился,
За полгода только сам.

Со слезами, если надо,
Горячо я помолюсь,
Двадцать тысяч раз неспешно
До земли я поклонюсь.

Бью себя рукою в перси
Власяницу я ношу,
Не входите в мою келью –
Ненароком укушу.

***

Ты тщеславно в миру подвизался,
Добродетели все насадил,
Похвалами людскими питался,
Высоко о себе возомнил.

Никакой ты, Степан, не подвижник,
Если делаешь все напоказ,
Фарисей, лицемер ты и книжник,
Вынимай теперь бревна из глаз.

Не молитвенник ты и не постник,
И не любишь оборвышей ты,
Ты блудник и черевоугодник,
Всех тошнит от твоей доброты.

Ты кого обмануть здесь собрался,
На суровой Синайской горе,
Что ты лезешь ко мне непослушный,
Что забыл в моем монастыре?

 

Сергей ЯКОВЕНКО.