Разделы

Журнал 'Автограф'

Старец Паисий Святогорец. Ступени подвига.

Дата добавления: 2010-03-09

Старец Паисий Святогорец – один из немногих подвижников, который стяжал в себе величайший дар жертвенной христианской любви. Поучения его просты и понятны всем. Стремясь всю свою жизнь выполнять евангельские заповеди, от стал тем, кого называют «богослов опыта». Многие сотни людей ежедневно навещали скромную келлию старца на святой горе Афон в поисках решения сложнейших жизненных проблем, и всем отец Паисий помогал советом и молитвой.

Он родился 25 июля 1924 года в Малой Азии, в селении Фарасы. Его мирское имя – Арсений. Грудным ребенком был привезен в Грецию. Его родители поселились в небольшом городке Коница, где будущий Старец вырос и получил начальное образование. Бедность семьи стала причиной того, что Арсений занялся плотницким ремеслом.

С ранних лет у мальчика проявлялось врожденное стремление к Богу и он стал посвящать себя различным аскетическим деланиям. Когда ему было пятнадцать лет, он имел обыкновение уходить в соседний лес и там молиться. Его родители стали беспокоиться и хотели отучить его от этой привычки. Но их усилия были напрасны. Однажды, молясь в лесу в совершенном одиночестве, Арсений увидел рядом с собой Христа, который беседовал с ним, держа в руке Евангелие. Этот молитвенный опыт стал для Арсения первым соприкосновением с миром сверхъестественных откровений и началом его пути к монашеству.

Когда в Греции началась Гражданская война (1944–1948), Арсений был призван в действующую армию, получил воинскую специальность радиста и три с половиной года служил Родине. После демобилизации у будущего старца Паисия созрело решение лучше познакомиться с монашеской жизнью, и в 1952 году он стал послушником афонского монастыря Эсфигмен. Окончив срок послушнического искуса, в марте 1954 года Арсений становится рясофорным монахом и получает имя Аверкия. Через два года инок Аверкий удаляется из монастыря Эсфигмен и идет в монастырь Филофея. 3 марта 1957 года старца постригают в малую схиму и дают имя Паисий. В августе 1958 года отец Паисий покидает Святую Гору и приходит в обитель Стомион в Конице. Среди суровых скал Стомиона старец продолжал свой подвиг при постоянных серьезных проблемах со здоровьем (его мучил туберкулез). Одновременно он начинает обновление обители, которая находилась в запустении. Приведя ее в цветущее состояние, в 1962 году старец решает покинуть Коницу и по приглашению будущего архиепископа Синайского о. Дамиана прибывает на гору Синай, где начинает подвижническую жизнь в келье недалеко от монастыря святой Екатерины.

В Синайской пустыне старец живет напряженной духовной жизнью, и по молитвам его совершаются чудеса. Когда он прибыл на Синай, вся округа страдал от продолжительного бездождия. Старец убедил отцов совершить бдение и просить Бога о ниспослании дождя. И правда – на следующий день пошел обильный дождь.

На Синае старец жил около года. Местный климат он переносил с невероятным трудом. Страшный холод вечерами и палящий зной днем, особенно при его одышке, были невыносимы для него, всегда имевшего слабое здоровье. Поэтому он решил покинуть Синайскую пустыню и вернуться на Святую Гору.

По возвращении на Афон отец Паисий устраивается в Иверийском скиту. В этот период старец имеет общение с подвижником о. Тихоном Русским (1884-1968). 11 января 1966 года отец Тихон постригает его в великую схиму. Здоровье о. Паисия все более ухудшается, и в 1966 году в Салониках ему удаляют половину легкого. После операции он долгое время жил за пределами Святой Горы, но по выздоровлении вернулся туда и несколько месяцев обитал в калибке Ипатия в округе Катунаков, где жил в большой нужде. После кончины о. Тихона, последовавшей в 1968 году, о. Паисий удалился в келью Честного Креста. Здесь он начинает напряженный аскетический подвиг, не развлекаясь никакими попечениями.

С возрастанием его подвига, радость о Боге обогащала старца все новым духовным опытом. Естественно, росла и его слава, и посетители старца день ото дня умножались. Так становится о. Паисий великим духовным благотворителем, исполняя на деле то, во что верил: «Те, кто трудятся смиренно, стяжевая добродетели, и расточают смиренно, по любви, свой таинственный личный опыт, суть величайшие благотворители, потому что раздают духовную милостыню и весьма действенно помогают немощным или колеблющимся в вере душам».

Келейка, в которой жил старец, была крайне убогой. Знавший его иеромонах так описывает ее: «Она была ничем не украшена и в высшей мере аскетична. Маленького размера, со встроенной печкой, которая постоянно топилась, так как старец очень страдал от холода. В одном углу маленькая кровать, деревянная, похожая на гроб; на другой стороне стояла табуреточка, на которой старец сидел и молился. Старец не пользовался умывальником, и не имел кухонной посуды. Он варил в какой-то банке обычно рис, чечевицу и другое, что оказывалось под рукой. Сам он не имел ничего, кроме сухаря, чая и овощей. Это был бесплотный, настоящий Ангел и небесный человек». При Честном Кресте старец жил десяток лет, и с духовной стороны это был наиболее плодотворный период его монашества. Кроме большой переписки, о. Паисий занимался еще и писанием книг.

После ухода из кельи Честного Креста старец подвизался в келье Панагуда (что значит Всесвятая), которая находится в скиту святого Пантелеимона. Сначала старец колебался, следует ли ему здесь пожить, наконец остался, так как святой Пантелеимон, заступник и покровитель скита, явился ему и велел жить в скиту, чтобы он славил Бога своим житием и утешал людей. Старец был включен в «паломническую программу» и ежедневно принимал десятки и сотни людей. Отец Паисий терпеливо беседовал с каждым, это был настоящий подвиг. Сюда стекались тысячи страждущих, которые искали его совета.

4 февраля 1994 года старец переносит операцию на кишечнике, у него обнаруживаются многочисленные признаки рака. Он понимает, что жизнь его близится к концу. Как-то раз он признался: «Сколько пользы принесла мне эта болезнь, столько не принесли и все годы подвижничества». После операции главным желанием старца было вернуться на Святую Гору. Но день ото дня его состояние становилось все более угрожающим, и он понял, что возвращение на Афон уже невозможно. Как только старец осознал это, он решил остаться в обители Сурота и быть погребенным здесь.

12 июля 1994 года, старец почил в Господе и был похоронен в монастыре Сурота рядом с храмом святого Арсения. Согласно его желанию, на могиле поставили маленькую мраморную доску со следующими стихами:

Здесь жизни кончен путь земной,
Здесь плоть моя и тленье,
Здесь вздох последний прерван мой,
В душе же свет и пенье.
Живет мой Ангел, мой святой,
Мне в честь и утешенье,
К душе, смиренной нищетой,
В нем скорбь от сожаленья.
Чтоб быть мне с Девой Всесвятой,
Он принесет Христу моленья.

Из поучений старца Паисия Святогорца:

«Живите в духе непрестанного славословия и благодарения Бога. Самый большой грех – это неблагодарность».

«Все принимайте с добрыми помыслами. Да не будет иначе».

«Если не будет у нас в голове хороших помыслов, и молчания внутри не будет. Даже если бы и находились мы в пустыне – не могли бы безмолвствовать. Ибо и там искуситель собирает ночью всех шакалов, и они воют, а днем собирает всех цикад на дерево во дворе. И если днем гонять цикад палкой, а ночью бросать камнями в шакалов, тогда нечистый вводит нас в еще большую ошибку. И потому встречайте всякое положение с благими помыслами».

Некоторые по испорченности сердца своего видят в ближних только пороки, а другие – наоборот. Каждый судит о другом по чистоте и расположению своего сердца. Исходя из этого, старец шутя делил людей на две категории. Одна подобна пчеле. Когда пчела залетает случайно в какой-нибудь двор, полный мусора и хлама, она все минует, а находит где-то малый цветочек или какую-то сладость и там останавливается. Другая категория подобна мухе. Муха, влетая в прекрасный сад с благоухающими цветами, все минует, а находит где-то в углу сада кучку навоза и там останавливается.

«Когда человек живет Христом, он чувствует радость».

«Бог благ, Он – Любовь. Когда кто-нибудь преуспевает духовно, он Его ощущает».

«Бог даже все наши отклонения с пути употребляет во благо, и таким образом диавол не может творить зла».

«Наибольшая радость происходит от жертвы».

«Те, кто живут мирской жизнью, откладывают на депозит скорбь».

«Когда кто-либо боится смерти, то смерть на него охотится».

«Сейчас Христос, Пресвятая Богородица, Святые помогают нам больше, чем в прежние времена, но мы не понимаем этого. А до чего дошел бы мир, если этой бы помощи не было!.. Большинство людей живут на таблетках, находятся в таком состоянии, что страшно сказать. Один пьян, другой разочарован жизнью, у третьего задурманена голова, четвертый от боли измучен бессонницей. И видишь, как все эти люди водят машины, гоняют на мотоциклах, выполняют работу, сопряженную с риском, работают на опасных станках. Что, разве все они находятся в подходящем для этого состоянии? Сколько народу уже давно могло бы перекалечиться! Как же хранит нас Бог, но мы этого не понимаем...».

«Что бы ни придумывали люди, за каким бы бесчувствием они ни прятались – покоя они все равно не находят. Стремясь оправдать то, чему нет оправдания, они терзаются в душе. Они издерганы изнутри. Поэтому несчастные ищут себе развлечения, бегают по барам и дискотекам, напиваются пьяными, смотрят телевизор... То есть их обличает совесть, и ради того, чтобы забыться, они занимаются глупостями».

«Современным людям не хватает Благодати Божией, потому что, греша, они отбрасывают от себя и те крохи Благодати, которые имеют. А когда уходит божественная Благодать, в человека яростно устремляются все бесы. В соответствии с тем, насколько люди отошли от Бога, они чувствуют огорчение в этой жизни. В жизни иной они будут переживать вечное огорчение. Насколько человек живет согласно воле Божией, настолько – еще в этой жизни — он в некоторой степени вкушает часть райской сладости. Или уже в этой жизни мы будем отчасти переживать райскую радость и отсюда направимся в рай, или же мы будем отчасти переживать адскую муку и – упаси нас от этого Боже – попадем в ад. Рай – это то же самое, что добро, адская мука – то же самое, что зло».

«Если человек слушается диавола, живет хитростью и лукавством, то Бог не благословляет его труды. То, что люди делают с лукавством, – не преуспевает. Может показаться, что дело лукавых людей преуспевает, но в конце концов оно все равно рухнет. В каком угодно деле самое главное – приступать к нему, стремясь к благословению Божию. Если человек живет по правде, то Бог на его стороне».

Подготовил Сергей ЯКОВЕНКО.

Источники:
«Когда чужая боль становится своей», священник Дионисий Тацис.
«Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Слова, том I. С любовью и болью о современном человеке», перевод с греческого иеромонаха Доримедонта.